Home » Новости » «Стихи мои — свидетели живые!», посвящённый памяти поэта-героя Мусы Джалиля

«Стихи мои — свидетели живые!», посвящённый памяти поэта-героя Мусы Джалиля

15 февраля в модельной библиотеке с. Бело-Безводное воспитанники приняли участие в конкурсе «Стихи мои — свидетели живые!», посвящённый памяти поэта-героя Мусы Джалиля.  В составе жюри,

которое оценивали участников конкурса, в этом году, были директор Зеленодольской ЦБС Алия Хисамова, краевед Татьяна Васина и поэтесса Алена Жилкина. В конкурсе приняли участие читатели Белобезводненской библиотеки, воспитанники Раифского СУВУ и воспитанники Детского корпуса Раифского мужского Богородицкого монастыря. Емельянов Алексей занял в конкурсе
3 место.
Муса Джалиль (Залилов) родился в деревне Мустафино Оренбургской области 15 февраля 1906  года. Уже в детстве учителя заметили талант мальчика и его стремление к учебе и поэзии. Первые стихи Муса сочинил в 10 лет (не сохранились). В 13 лет Муса вступил в комсомол, а в 21 поступил в МГУ на литературное отделение, по окончанию которой был направлен в Казань.

С 1939 по 1941 работал ответственным секретарем в Союзе писателей ТАССР, а также заведовал литературным отделом в Татарском оперном театре.

На второй день войны Муса явился а военкомат с заявлением отправить на фронт. Однако его отправили в Мензелинск на курсы политруков, узнав, что он известный поэт хотели демобилизовать, но Муса отказался.

В июне 1942 года, пробиваясь из окружения, Муса был тяжело ранен в грудь и, находясь без сознания, попал в плен. Ему удалось выжить и даже в плену, в лагерях Шпандау, Моабит, Плетцензее, на клочках бумаги Джалиль писал стихи и читал их своим товарищам.

В Польше в лагере под Родосом Муса вошёл в подпольную организацию под руководством офицера Гайнана Курмашева. Для этого он вступил в легион из советских военнопленных не русской национальности «Идель-Урал». Здесь Джалиль вел культурно-просветительную работу, разъезжая по лагерям под видом набора артистов в хоровую капеллу, вербовал новых членов подпольной организации.

В 1943 году в легионе готовилось восстание, но оно было раскрыто, на Джалиля донес провокатор и Мусу передали гестаповцам. Но даже в одиночной камере Моабита Муса написал 115 стихов, которые успел передать перед казнью бельгийцу Андре Тиммермансу. Эта и ещё одна тетрадь со стихами, а также показания выживших в застенках, помогли после войны восстановить доброе имя поэта.

«Моабитская тетрадь» попала в руки Константина Симонова — он организовал ее перевод на русский язык, а в 1953 году опубликовал статью о Мусе в одной из центральных газет. Так началось  «шествие» подвига поэта и его товарищей, в том числе писателя Габдуллы Алиша. Габдуллу Батталова реабилитировали только в 1990-м году.

Муса Джалиль

Чулочки

Их расстреляли на рассвете
Когда еще белела мгла,
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели им раздеться,
Затем к обрыву стать спиной,
И вдруг раздался голос детский
Наивный, чистый и живой:
-Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не упрекая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже..?»
И смятеньем эсесовец объят.
Рука сама собой в волнении
Вдруг опускает автомат.
И снова скован взглядом детским,
И кажется, что в землю врос.
«Глаза, как у моей Утины» —
В смятеньи смутном произнес,
Овеянный невольной дрожью.
Нет! Он убить ее не сможет,
Но дал он очередь спеша…
Упала девочка в чулочках.
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат, а если б дочка
Твоя вот здесь бы так легла,
И это маленькое сердце
Пробито пулею твоей.
Ты человек не просто немец,
Ты страшный зверь среди людей.
Шагал эсесовец упрямо,
Шагал, не подымая глаз.
Впервые может эта дума
В сознании отравленном зажглась,
И снова взгляд светился детский,
И снова слышится опять,
И не забудется навеки
«ЧУЛОЧКИ, ДЯДЯ, ТОЖЕ СНЯТЬ?»


Post a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Версия для слабовидящих